Астраханцы жалуются на запрет чиновников 

Снимать нельзя: астраханцы жалуются на запрет чиновников 
Фото
из открытого источника

Астраханские общественники пожаловались, что чиновники забирают телефоны и запрещают аудио- и видеосъемку во время личного приема

Поделиться в соцсетях:

После «Прямой линии» с Владимиром Путиным власти некоторых регионов сразу же объявили о новых форматах общения с жителями для оперативного решения проблем. В Астраханской области губернатор Игорь Бабушкин уже поручил подготовить аналогичные прямые линии с астраханцами. 

Глава региона оперативно отреагировал на ситуацию с выплатами пособий после обращения жительницы региона Оксаны Плужниковой к президенту, а также встретился с астраханкой Екатериной Портновой, чей вопрос относительно обслуживания нескольких многоквартирных домов был принят Прямой линией, но не попал в эфир. 

Однако люди в соцсетях задаются вопросом: «Собственно, а что вообще мешает чиновникам всегда быть ближе к народу?». Президент показывает пример прямого общения из года в год, да и местные представители власти находятся непосредственно в своём регионе. Выехать из-под кондиционера на улицы, в поля, предприятия не должно быть проблемой, когда есть отличный дежурный транспорт и телефонная линия, чтобы провести открытые беседы.

После каждой Прямой линии всплеск активности на какие-нибудь проверки и решение вопросов, который словно затухающая волна исчезает к новому «разговору с Путиным». 

Вопросов и проблем у населения много и для наглядной демонстрации итогов беседы с чиновниками, астраханские общественники предпочитают делать аудио- или видеозаписи личных приёмов представителей власти. Но при попытке задать злободневные вопросы, они столкнулись с препятствиями на совершение таких действий.

«Вот и докажи потом, что ты ходил, говорил, спрашивал, пообещали то-то и то-то. Видеозапись для заявителя это предельно эффективный ход. Его нужно отстоять всеми путями» — пишут граждане. 

Общественник, точнее «просто гражданин», как называет сам себя Александр Драчевский, открыто поднял эту проблему на своей странице в Фейсбуке. Он рассказал о повальной практике в органах власти забирать телефоны и запрещать аудио- и видеосъемки приёмов. 

«Мне прямо интересно, почему президент не боится в прямом эфире общаться на все темы, а наши боятся даже видеозаписи приёма, несмотря на то, что сами снимают», — пишет он.

Блогер Ольга Чернова считает: «Будут так себя вести, пока астраханцы не завалят сайт президента письмами на данный счёт, ну или до следующего года, может кто прорвётся с этим вопросом на прямую линию».

Галина Справедливая, общественник, которая многие годы старается поднимать острые вопросы, волнующие астраханцев, тоже попыталась попасть на прием. И вот что она пишет:

«Самое интересное, что когда записывалась на приём, то предупредила, что будет вестись видеозапись на телефон и потом, когда звонила, про видеозапись напоминала. Но мне ни одного слова не говорили, что надо будет телефон сдавать. Тут уже перед фактом поставили, но я отвоевала, чтобы телефон оставался лежать в сумке. Боялись, что вынесу на всеобщее обозрение их категорический отказ по всем вопросам!»

Кроме того, с ее слов, ей запретили взять с собой на прием других общественников: «Они вообще против, чтобы по двое или трое ходили, а уж если общественник с общественником — так это вообще табу наверное».

Руководитель ЦУР Астраханской области Денис Боднюк дипломатично, и не вселяя надежд, ответил под постом Александра Драчевского: «Здравствуйте. Тут я, к сожалению, ничего не могу прокомментировать».

Редакция информационно-аналитического портала «Площадь Свободы» попыталась разобраться в этом вопросе. Действительно, в ряде законов и нормативных актах, в том числе Конституции РФ устанавливаются принципы информационной открытости в деятельности госорганов и должностных лиц. Однако по мнению юристов, это нормы прямого действия, которые не предполагают расширительное толкование. С одной стороны, мы видим, что прямого запрета на аудио- и видеофиксацию происходящего во время личного приема действующее российское законодательство не содержит, с другой — любой человек, в том числе представитель власти, имеет право отказать в проведении таких действий, и с точки зрения закона ему за это ничего не будет. По всей видимости законодатель намеренно не отрегулировал этот вопрос, полагаясь на моральные качества человека.

Ведь как известно: «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». Так что пока отказ чиновников давать разрешение гражданам на проведение аудио- и видеосъемки — это просто репутационные потери для них самих.

Этот вопрос стоит рассматривать лишь с точки зрения морали. Чиновники, которые отказываются проводить приём из-за использования гражданами средств аудио- и видеофиксации, могут создать лишние хлопоты высшему руководству. Вполне возможно, что им сделают устное замечание, выговор, но пока что такие действия не идут вразрез с законодательными нормами. Другое дело, что в настоящее время выстраивать прямой диалог с гражданами рекомендуется всем госструктурам. Но по всей видимости для чиновников следовать примеру Путина — задача не из легких.