Под эгидой борьбы с коронавирусом власть уничтожает образование?

школы закрывают на дистант
Фото
из открытых источников

Постановления С.Собянина о переводе школ на дистанционное обучение не выдерживают никакой критики. Если в регионах "под копирку" примут подобные решения - качественное образование наших детей напрямую подойдет к исчезновению

Поделиться в соцсетях:

Родители московских школьников продолжают настаивать на диалоге с мэром города и представителями Департамента образования для выяснения ближайших перспектив, касающихся обучения наших детей. Уже в сентябре было ясно, что дистант неизбежен. Слухи о второй волне коронавируса вызывали волнение у общественности. Режим первой самоизоляции был шоковым, хотя власти отчитывались о четкости и качестве работы электронных платформ.

Кому-то казалось, что первые октябрьские каникулы ограничатся двумя неделями и только снизят поток заболевших, но многие родители уже тогда начали сомневаться в правильности и логичности принимаемых мер. Начало дистанционного обучения только подтвердило опасения.

Началось все с того, что несколько дней электронная платформа зависала, не позволяя всем московским школьникам одновременно начать урок. Качество воспроизведения оставляло желать лучшего. Особенно если требовалось увидеть таблицы или схемы. Старшеклассники по шесть-семь часов сидели за компьютером. У многих детей возникли жалобы на ухудшение зрения.

На общегородском онлайн-совещании для родителей, проведенном 11 ноября 2020 года, Середенко Н.В., заместитель директора ГБУ «Городского психолого-педагогического центра Департамента образования», рекомендовала родителям «позитивно посмотреть на ситуацию, найти в ней положительные моменты, и преодолевать трудности, радуясь достижениям». И вот мне, как родителю, интересно, почему мой ребенок, вместо качественного образования, гарантированного Конституцией РФ, должен преодолевать искусственно созданные препятствия, а не получать знания.

Лично меня в этом «безобразовательном» хаосе беспокоит не только проблема отсутствия очного обучения средней школы. С начала октября в Москве прекратили работать все школы дополнительного образования. Мало того, что весной дети были лишены привычных и любимых занятий, некоторые студии были вовсе закрыты, потому что не выдержали арендного бремени и не смогли оплачивать заработную плату преподавателям.

В нашем случае прекратил свое существование Театр танца и моды «Стиль», в котором много лет занималась моя дочь, получая призы за победы в международных конкурсах. Многие художественные, спортивные и музыкальные школы находятся в состоянии полного шока, так как понятным становится одно: учебный год уже сокращен наполовину, но нашему мэру, видимо, дела до этого нет. Он решает какие-то одному ему понятные проблемы по защите населения города от коронавируса. И в этом тоже кроется много интересного.

Москвичи не стали молчать. На Постановления С.Собянина они отреагировали обращениями во всевозможные инстанции с просьбой не дать погубить школьное образование. Письма, подписанные нами на имя Президента РФ, содержат глубокое возмущение тем, что логически никак не обосновать режим обучения, предложенный старшим школьникам. Младшие классы продолжают обучение, а старшеклассники, по мнению мэра, являются главным фактором риска для стариков и людей, находящихся в группах риска. Так помилуйте, если в семье двое или трое детей, то с большой долей вероятности один из них продолжает ходить в школу, а второй, хотя бы на час-полтора покидает стены квартиры или приглашает к себе друзей, риск не меньше!

Да и не решить проблему запретами! Родители, которые продолжают ездить на работу. Пенсионеры, которым жизненно необходимо посещать магазины и поликлиники (за свои деньги, между прочим, поскольку социальные карты наш мэр, с моей точки зрения, в целях экономии бюджета, заблокировал). Ведь жизнь на решениях С.Собянина не заканчивается. Старики продолжают забирать малышей из детских садов, а родители, находясь в общественном транспорте после работы, также рискуют принести инфекцию в дом. Так в чем же логика?

Логика стала ясна на двух встречах с депутатами, которые были инициированы активом родителей нескольких округов. Обеспокоенных мам услышали депутаты Валерий Рашкин, Михаил Тимонов, Евгений Ступин и Максим Фадеев. Они согласились с тем, что принимаемые меры не выдерживают никакой критики.

Власти города нас убеждают в том, что принимаемые меры временные, но как можно в это поверить, если платформа МЭШ разрабатывалась больше четырех лет. На сайте mos.ru все было обозначено, как эксперимент, который создан с целью создания и апробации «Цифровой образовательной среды». Значит, все уже было готово к внедрению? С точки зрения родителей, пойман благоприятный момент для отработки и расширения технологий. Скажу больше, в законах об образовании уже прописано, что очное обучение приравнивается к дистанционному, не уступая ему по качеству.

Департамент образования в своем указе от 16 октября 2020 вообще оторвался от реальности настолько, что в пункте 1.5 было прописано, что «с 19 октября 2020 года дома обучающиеся по решению их родителей (законных представителей)». Обращаю ваше внимание, что формулировки написаны так, что трактовать это можно двояко, но смысл от этого не теряется Чиновники вообще не страдают четкостью формулировок. Видимо, они считают, что взрослые люди, вставшие на защиту своих детей, не справятся с пониманием выпущенных ими рекомендаций и указов.

Одним словом, очное образование активно уводят в статус «недоступное», потому что у нас нет гарантии, что через месяц или через полгода власти не объявят «без суда и следствия» еще один карантин. А что мешает? Ведь вирус не улетит в космос и не перестанет существовать.

Продолжаются точечные и многоэтажные застройки, которые в старых районах основательно перегружают детские образовательные учреждения, и дистанционное образование может быть «прекрасным выходом», избавляя бюджет от финансового бюджетного ярма. При том, что многие родители, отчаявшись ждать понимания власти, стали переводить детей в частные школы, вынимая из карманов последние деньги. И хочется спросить, не это ли главная задача «введенного эксперимента» над нашими детьми?

Мы ждем ответа.